1-0

В Москве завершился этап серии Гран-при «Кубок Ростелеком». В соревнованиях танцевальных дуэтов пятое место у дебютантов – представителей России Джонатана Гуррейро и Тиффани Загорски.  О своей жизни в фигурном катании Джонатан Гуррейро и Тиффани Загорски в рубрике «Откровенный разговор» рассказали для Фонда имени Виктора П. Смольникова спортивному аналитику Алексею Зубакову.

 

— Джон, расскажите о себе,  вы родились в интернациональной семье.

— Отец с мамой познакомились, работая в ледовом шоу Татьяны Анатольевны Тарасовой «Русские звезды». Отец работал одним из менеджеров. А мама Светлана Ляпина каталась. Так встречались родители несколько лет, и родился и я. Мы всей семьей спокойно жили в Австралии.

Ничего не предвещало переезда в Россию. Мама тренировала. Отец работал. Нас в семье трое братьев. Ездили отдыхать на Океан. Но потом как-то приехали в Москву и глава технического комитета ISU в танцах на льду Галина Гордон-Полторак вдруг говорит маме: «А Джон — прикольный парень. Его нужно попробовать в танцах». И уже на следующий год мы приехали к Светлане Львовне Алексеевой. С австралийской партнершей.  Я тогда сильно обрадовался переменам в моей до этого спокойной и размеренной жизни… Мне было все очень интересно. Там не было условий для полноценных тренировок в Австралии. К сожалению, дуэта с партнершей из Австралии не получилось. Но я серьезно решил заниматься танцами на льду.
Пробовался у Игоря Шпильбанда в Детройте. И в России у Светланы Львовны Алексеевой. И в итоге остановились на партнёрше Дарье Панфиловой.  И мы всей семьей, отец, мама два брата, бабушка и дедушка переехали в Россию.

 

— И началась ваша танцевальная жизнь в России.

—  Да, правда,  с Панфиловой выступали короткий период. И вскоре мы сформировали дуэт с Катей Рязановой.  Мы катались по юниорам. С Катей Рязановой были хорошие успехи. Призовые места в финале Юниорского Гран-при и юниорского чемпионата мира. То, что мы распались, было на тот момент очень грустно. Кате пообещали золотые горы. Она очень хотела попасть на Олимпиаду в Сочи… Мы потом пару лет назад с Катей вспоминали эту историю. Оба жалели, что распались… Но… Катя была юная и наивная и поддалась на обещания и уговоры… Финал оказался грустным… Мне искренне жаль, что так получилось… Сейчас Катя нашла себя на тренерской стези. Желаю ей раскрыться в новой деятельности , которая ей нравится.

 

— Вы с Катей Рязановой и сейчас дружите?

— Да. Мы очень хорошие друзья. И Тиффани тоже дружит с Катей. Недавно Екатерина приезжала в отпуск из Китая, где сейчас работает в группе Лю Чэнь и Дениса Петрова. Катя была в Москве дней пять. Конечно, встретились. Пожелал Кате успешной работы.

 

— С Катей Пушкаш потом у вас был дуэт…

— Да, пять лет выступали вместе. Мы дважды выходили в финалы Юниорского Гран-при, также становились призерами юниорского чемпионата мира, трижды выступали на этапах взрослого Гран-при. Но затем нам откровенно не повезло. Были частые смены тренеров, а это новые методики тренировок. Мы много пытались вносить новизны, искали стиль дуэта. Но развития ее было. Оказалось, проблема не в тренировочном процессе, а в самой паре. Поговорили с Катей. Обсудили все. Я предложил существенно изменить наш стиль.  Катя сказала, что честно ответила, что это будет очень сложно сделать, она не видит, как мы сможем реализовать наши возможности в дуэте. И предложила мне попробовать себя с другими партнёршами. Это было постолимпийское межсезонье. Причем Катя сама мне сказала, если я не смогу найти новую напарницу, она в любом случае будет готова меня поддержать и вновь  встать со мной в пару. Я благодарен Кате Пушкаш за наше пятилетнее сотрудничество. С обеими Катями у нас очень хорошие отношения, и не только у меня, но и у Тиффани.

Тиффани: — Помню,  как-то давно, мы познакомились впервые с Джоном. Я со своим французским партнером и Джон с Катей Пушкаш…

Джон: Да, это было задолго до распада нашего дуэта с Катей Пушкаш. Тогда к тренеру нашей танцевальной пары Наталье Линичук подходили и говорили, что вот какая партнерша подошла бы Джону — Тиффани.  Все в итоге так и получилось, но спустя несколько лет…

 

—  И начинается новый этап в жизни Джона Гурейро

Тиффани: — Я была очень рада, когда мы начали тренироваться с Джоном весной 2014 года. У меня был до Джона сложный период. Начиная с января 2012, когда прежним партнером, выступая за Францию, не смогли квалифицироваться в основные соревнования чемпионата Европы. По вине партнера мы распались. Хотя мы были еще очень юны и могли бы продолжить выступления на юниорском уровне. И вот я осталась без партнера. Целых два года ушли на очень болезненный для меня поиск партнера. Никак не могла найти себе подходящего по своим качествам и друга, и напарника.

 

— А как получились организовать историческую для вас встречу?

 

Тиффани: — Наши общие знакомые нас свели. Мои друзья сказали, что есть в Москве мальчик, который тебе точно подойдет. И тоже сказали про меня в Москве Джону. И мы решились. Это был конец апреля 2014 года. Нас пригласил к себе на конкретный день Александр Жулин. Но мы решили еще до первого проката у тренера позаниматься самим. И вот мы начали кататься. Почувствовали друг друга сразу. Я очень волновалась, все-таки давно не каталась с партнером. Многое и подзабыла. Но  катание пошло сразу. Это тот редкий случай, когда понимаешь, это то, чего ты давно ждешь.
Джон: — Да, Тиффани права. Мы сразу ощутили друг друга, поняли, что нашли родственные спортивные души. И когда на четвертый или пятой день наших совместных занятий нас просмотрел Александр Жулин, он только подтвердил наше совместное решение о дуэте.

 

— Тиффани, вы так хорошо говорите на русском…

— Так у меня дедушка родился в Москве. У меня корни по линии моего отца Богдана польско-русско-ирландско-английские. А по маминой линии я англичанка с валлийскими корнями. Такое сильное, мощное и экспрессивное сочетание национальных самобытных народов и культур.

Джон: — А у меня мама русская — тренер Светлана Ляпина и отец португалец.
— Португалия — футбольная страна….
— Вы правы. У меня брат учится в «Плешке» и на любительском уровне играет в футбол. Кстати, ни я, ни братья ни разу не были на исторической родине отца. Мечтаю побывать в Португалии, да и в Австралии, с которой меня связывает большой период жизни, тоже не был, после того, как уехали в Москву еще по юниорам.

 

— Тиффани, как вы оказались во Франции?

—  В Великобритании фигурное катание не развито. Поэтому для совершенствования мастерства в 12 лет приехала во Францию к тренерам Роману Хагенауэру  и тренеру знаменитых олимпийских чемпионов Марины Анисиной и Гвендаля Пейзера Мюриэль Буше-Зазуи. Там я сначала год тренировалась одна и была в поиске партнера. Потом создали дуэт с французом. Два года покатались по юниорам, затем полсезона уже на взрослом уровне. До неудачи в квалификации чемпионата Европы. При этом партнер был очень капризным. Он несколько раз принимал решения уйти, но поста коротких сроков снова возвращался. Но после чемпионата Европы-2012 он окончательно разорвал все отношения.

 

— Но у вас сначала был международный карантин, и вы приняли решение выступать за Россию…

Джон: — Дело не в карантине. Хотя я выступал за Россию в олимпийском сезоне. Мы выступили с Екатериной Пушкаш после чемпионата России еще и на январском турнире «Несквик Кап» в Польском Торуне, где, кстати, победили. Но как я мог предать Россию, если свой профессиональный уровень я получил здесь, и Федерация фигурного катания на коньках России финансово всегда меня поддерживала. Поэтому речь шла только о стартах за Россию. Но уже осенью 2014 гола наша пара дебютировала на Кубке России, стали пятыми и два года назад на чемпионате России. Поэтому соревновательная практика была. Затем опять российские старты в первой половине прошлого сезона. Снова пятое место на чемпионате России, но уже не с таким большим отставанием от призовой тройки. И, наконец, наш первый международный старт в конце 2015 года.

 

— Тиффани, как выдержали это время?
— Было реально тяжело. Около четырех лет отсутствия какой-либо международной спортивной практики. Выдержала, благодаря огромной поддержке Джона. Он очень внутренне сильный и уверенный в своих возможностях, и мне передал свое хладнокровие и уверенность.

 

— Было тяжело в плане ожидания?
Не только. Было много всяких юридических нюансов и хитросплетений. То французы документы долго изучали, то не хотели Тиффани совсем отпускать, очень долго решался вопрос с откреплением от Французской федерации… Нам очень много помог заместитель министра спорта России в то время Юрий Дмитриевич Нагорных. Он верил в нас и помогал. Получение гражданства — процесс очень сложный, и только благодаря усилиям Юрия Дмитриевича удалось благополучно решить этот вопрос. Мы ему лично благодарны.

 

 

— Итак первый международный старт был в ноябре 2015 года в Братиславе на серии «Челлендж». Как он прошел?

Джон: — Все замечательно. Мы за несколько дней до старта откатали танцы на этапе Кубка России в Казани и получили хорошие отзывы специалистов. Поэтому на хорошем эмоциональном подъёме выступили на турнире под праздничным названием «Санта Клаус». А потом завершили танцевальное путешествие, менее чем за две недели на этапе Кубка России в Москве. Везде победили и под Новый, 2016 год, снова стали пятыми на чемпионате России в Екатеринбурге. Нам было приятно тогда, что специалисты отметили прогресс нашего дуэта за год по сравнению с предыдущим чемпионатом России. Улучшили сложность и повысили уровни для судейских баллов.

Тиффани: — Интересная особенность у нашего дуэта с Джоном. Мы ни разу не были ниже пятого места. Независимо от статуса соревнований с нашим участием. Такая вот стабильность у нас.

 

— Довольны  Российским стартом серии Гран-при?

Тиффани: — Очень рада, что не упала. Все-таки волнение было. Но проявили настоящую устойчивость.

Джон: — Согласен полностью с Тиффани. У меня был опыт подобных стартов, а у Тиффани это не только дебют в Гран-при. Такое сравнение приведу. Катя Боброва и Дима Соловьев празднуют в сезоне 16-летие своей совместной деятельности в танцах на льду. И сравните этот срок с Тиффани с ее полноценным третьим сезоном в карьере. Поэтому для нас и пятое место — очень достойно и дает большую надежду на еще более успешные старты. Главное нет больших ошибок. Небольшие недочеты. Где-то кувыркнулись, в чем-то по уровню недотянули. Но нам понравилось наше катание в целом. Все очень достойно.

— Теперь какие старты?

Джон: — Теперь Варшава Кап. Наш третий «Челлендж». У нас два третьих места в первых стартах в Братиславе и Финляндии. Есть итоговый зачет. Здесь не будет финала. Победители определятся по лучшим двум стартам из трех, где принимали участие. Причем учитываются не занятые места, а сумма баллов за каждый этап. Мы пока в общем зачёте третьи. Но сейчас в Варшаве будет выступать и Боброва с Соловьевым. У них пока один старт, и они после второго старта, опередят нас. Поэтому наша задача опередить американский дуэт. Это реально, если сможем выступить по баллам на том же уровне, как в Братиславе. В Финляндии по оценкам выступили существенно хуже, чем в Словакии. Сейчас нужно постараться повторить уровень «Челленджа» в Братиславе.

1-0000000

— Вы ставите себе цели уже на следующий олимпийский цикл?

Джон и Тиффани: — Танцы на льду в России развиваются супердинамично. Почему бы нам не попробовать и посоперничать с лидерами сейчас? Уже то, что на первом международном старте нашего дуэта уровня Гран-при мы пробились в пятерку лучших, это здорово. Для меня лично это четвертый этап серии Гран-при, и мой лучший результат. Значит, международным судьям мы успели себя показать, и все идет в движении. Невозможно предсказать результаты турниров, все очень близко и захватывающе, и зрелищно в конкурентном плане. И потом мы пара молодая в плане международного соревновательного опыта, у нас всего четвертый международный старт, хотя приступили к совместным тренировкам с Тиффани в то же постолимпийское межсезонье, как и дуэты Виктория Синицина и Никита Кацалапов, а также Елена Ильиных и Руслан Жиганшин.

— Главный старт сезона — чемпионат России?
— Да, конечно. Мы стремимся именно к нему подойти во всеоружии. Все-таки этот сезон очень сложно сначала давался. Были проблемы в межсезонье.

Тиффани: — В апреле пришлось пропустить первые тренировки в межсезонье из-за травмы колена. Затем в больнице в июле была из-за болезни живота. Поэтому немного сорвался четкий график тренировочного процесса.
Джон: — Плюс еще и пришлось менять программу. Поставили одну. Потом вернулись к старой. Проблема в том, что новый произвольный танец не успели понять так, чтобы была полная гармония наших образов музыке. Здесь важна актерская подача. Те программы, которые мы сейчас исполняем, они для нас, как перчатки.

Тиффани и Джон: — Мы очень любим наши программы, и они полностью соответствуют нашим образам. И нам радостно осознавать, что это чувствует зритель. Спасибо всем нашим преданным болельщикам за огромную поддержку!

1-00000000

Фото Алексея Зубакова.

Ссылка на «Спорт Изнутри» Алексея Зубакова обязательна.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ