nxy4vrar6ee-2

Сегодня герой рубрики спортивного аналитика Алексея Зубакова «Откровенный разговор»  – бывший фигурист-одиночник и танцор на льду молодой, но очень продуктивный тренер, постановщик-хореограф, член тренерского коллектива Этери Тутберидзе Даниил Глейхенгауз.

ylqqs4ol3oy-4

 

— Даниил, как начиналась ваша жизнь в фигурном катании?

— Сложно было не попасть в какой-то спорт. У меня мама балерина, танцевала в Большом театре, — Шалашова Людмила Борисовна. Она сейчас работает вместе с нами в группе Этери Георгиевны Тутберидзе. Занимается хореографией в зале, как с нашими лидерами, той же Евгенией Медведевой, так и младшей возрастной группой. Отец Марк Самуилович Глейхенгауз был кинооператором и режиссером, снимал документальные фильмы, стал обладателем  кинематографического трофея — «Тэфи». Мама хотела меня отдать в балет, но в него берут после 7-8 лет, и нужно было ждать еще три-четыре года. Необходимо было как-нибудь занять этот период. И вот с четырех лет я в фигурном катании. Попал я в группу фигурного катания все же случайно. Жили мы совсем близко пять минут ходом от стадиона «Юных пионеров». Как-то гуляли с отцом. Замёрзли и решили зайти погреться на каток. Конечно, погреться на каток это смешно, но зашли именно погреться. Отцу сразу понравилось, как катаются фигуристы, особенно, что естественно, как мужчине, девочки-фигуристки. Первый тренер у меня была Наталья Примаченко. Так все завертелось и закружилось, и когда мне исполнилось 7-8 лет, о балете уже и не думали, так как я выигрывал все детские соревнования и уже готовился к участию в специальных программах. Потом перешел в группу Марины Друзик в Сокольниках. Там же тогда занимался и Никита Кацалапов. Затем группа в СК «Олимпийском». Там тогда тренировали Виктор Кудрявцев и Елена Водорезова. Мне было всего семь с половиной лет.  Хотели у Виктора Кудрявцева тренироваться, он сказал, что я интересен, но еще слишком маленький. Но мы с родителями загорелись идеей заниматься фигурным катанием на профессиональном уровне, и пошли к Елене Водорезовой. Она посмотрела меня и взяла к себе. Но уже через две-три недели Виктор Николаевич все же пригласил меня в свою группу. Было неудобно, конечно. Но я все же маленький тогда был.
— Елена Германовна не обиделась?
— Нет, мы как видимся, часто вспоминаем тот случай. Елена Германовна смеется. Сначала тренировался с Всеволодом Гольдманом. Затем, когда переехали с «Олимпийского» в «Москвич», стал заниматься у Натальи Петровны Дубинской. Затем перешёл к Виктору Николаевичу Кудрявцеву, и всю сознательную жизнь в одиночном фигурном катании провел под его руководством.  Он очень много дал мне знаний. Даже думаю, из нас готовили больше именно как будущих тренеров, настолько скрупулезно и по-научному был организован тренировочный процесс.

 06mo-msp-gleichenhaus01-1

— Потом у вас случилась травма

— Да, я тогда как занявший третье место на первенство России, отобрался на юниорский чемпионат мира. И на тренировке перед произвольной программой вдруг заболел голеностоп. Сделали сильную заморозку, нога сильно опухла, но  вышел на произвольную программу, однако катание было гораздо хуже, чем в короткой и не получилось занять достойное место. Так получилось, что сразу после чемпионата мира среди юниоров пришлось ехать на Спартакиаду учащихся России. Вышел на лед. Сильная боль. Уже особо не разминался и тренировался.  Откатался и стал вторым. Но по возвращении в Москву стал лечиться. Здесь прошел ряд медицинских специалистов.  Практически все давали свой отличный от других диагноз. В итоге даже операцию сделал. Полгода восстанавливался, на костылях ходил. Потом возвращался несколько раз на лед, и как только начинаю нагрузки применять, тут же опять начинает болеть нога. Месяц — второй нагрузки — и снова — лечение. О тройном акселе и тем более четверном пришлось сразу забыть. В итоге так продолжалось два года. То выхожу на лёд, и тут же начинаю лечиться. Потом снова лёд и снова – лечение. В итоге в 18 лет решили с родителями на семейном совете завершить карьеру одиночника и попробовать в танцах на льду. Виктор Николаевич также наше решение поддержал и позвонил Александру Жулину. Я думал, что я после одиночного катания такой крутой, знаю в совершенстве технику скольжения, прыжки, артистичность на уровне  сборной России ездил на все основные юниорские старты, даже на чемпионате России среди взрослых выступал. Но оказалось не так все просто. Мне сказали: «Ты, конечно, молодец, но ничего не умеешь делать» И меня «посадили» на полгода «на основной шаг и беговые назад и вперед». 200-300 кругов набегивал. Полгода ничего больше не делал. Я приходил настолько уставший домой, что тут же ложился спать. Полностью поменял под танцы  технику скольжения, технику толчков. Я благодарен Александру Жулину и Олегу Волкову за эти уроки. Я начал понимать, что такое техника танцев. Полгода в таком одиночном режиме тренировался, потом мне дали партнёршу. Я с ней три-четыре месяца потренировался, но делал те же упражнения, только в паре с ней.  Потом Саша Жулин и Олег Волков решили, что со мной уже можно работать дальше. Стали подыскивать мне партнёршу под дуэт. Помоложе и перспективнее. В итоге остановилась на Ксении Коробковой. Поставили нас в пару. Мне тогда было 19 уже. Ксении — всего 15.Целый сезон мы скатывались, не выходя на соревнования. Уже под конец сезона 2010-2011 мы только вышли на соревнования. Выступили в трех стартах. И только после следующего межсезонья мы, наконец, стали походить на танцевальную пару. Причем для меня это был уже последний год по юниорам, и мы вышли на лед с начала сезона. Стали призерами открытого первенства Москвы в СШОР «Москвич», выступили на этапе кубка России, то есть набирали соревновательную практику. После чего Саша сказал, пора ездить на международные старты и набирать мировой рейтинг, чтобы в случае успешного выступления на юниорском первенстве России иметь рейтинг для участия в основных юниорских международных стартах. Поехали в немецкий Дортмунд. Просто четко сделали свою работу и неожиданно стали сильнейшими. Выиграли, несмотря на сильный состав, с участием участников серии Юниорского Гран-при. Там были и участники юниорской команды России. Те же Валерия Лосева – Денис Лунин и Бетина Попова и Юрий Власенко. В Чехии также выступили успешно, снова став первыми. И с огромной мотивацией и желанием приехали буквально через две недели на юниорское первенство России и заняли… 11-е место, получив баллов на 30-40 меньше, чем на турнирах в Германии и Чехии. После этого я понял, что в танцах надо пробиваться энное количество лет. А не так, что сразу пришёл, — и тебе все отдали.  Иностранные судьи были более благосклонные к нам – дебютантам соревнований.

dsc_0684-2

dsc_0683-1

— А травма не беспокоила?
— Сначала год-второй она давала о себе знать. Но постепенно боль утихала. Все-таки прыжковых нагрузок было поменьше. Конечно, я потом прыгал в тех же шоу, и таких болей не было. Но сильных прыжковых нагрузок с тех пор я не делаю.
— И вы решили уйти из спорта?

— Да я все взвесил. Нужно было на следующий год выходить на взрослый уровень, поездить по мастерам, покататься на этапах Кубка России и отобраться на взрослый чемпионат России. А это очень сильный уровень. Очень много мощных дуэтов. Зарплаты у меня уже не было. Ни каток, ни Федерация не оплачивали уже мою деятельность. И в семье большое несчастье — умер отец от рака. Мама получала только пенсию, я стал главным в семье. И я принял решение пойти зарабатывать. Пойти в шоу, на тренерскую деятельность. Я подрабатывал по выходным дням, катаясь в танцах. Тренировал спортсменов и любителей. Как только завершил спортивную карьеру, сразу пришел в СШОР «Москвич». Помогал Наталье Владимировне Кондулинской, Александру Шубину, Виктории Волчковой, Юлии Солдатовой. Пошел в шоу к Илье Авербуху. Сначала выступал в массовке. Конечно, не стоял ёлочкой или берёзкой, но даже и не мечтал о серьезных образах. Участвовал в новогоднем представлении-2013, затем ездили по стране, в Сочи много работали, когда там все только открывалось. Тот же «Айсберг». Илья Авербух даже имя мое не мог запомнить сначала. Каждый раз представлялся ему. Второй год уже начли обращать внимания, что работаю хорошо. Предлагаю свои наработки. И стали меня воспринимать как профессионала. Начали давать сольные партии. Если не в основных городах, в Москве, то в турне по стране, заменял Максима Ставицкого и Повиласа Ванагаса. Потом после Олимпийских игр поехали в команде Ильи Авербуха на четыре месяца в Сочи с программой «Огни большого города». Первые два месяца отработал в «массе», затем некоторые звезды уехали на шоу «Ледниковый период», и я стал работать в основе, вместо Повиласа Ванагаса работал с двумя партнершами – Екатериной Пушкаш и Наоми Ланг. И Илья Авербух уже имя мое запомнил, и общался со мной чаще, и не только в процессе работы. И примерно в октябре 2014 года он рассказал мне, что у Этери Тутберидзе ушел тренер по скольжению, и спросил, не хочу  ли попробовать себя в ее группе. Я в то время сотрудничал с тренерами СШОР «Москвич» Александром Шубиным, Викторией Волчковой и Юлией Солдатовой. В основном занимался постановками программ. Мы договорились с Ильей, что он даст Этери мой телефонный номер. Вскоре Этери Георгиевна мне позвонила и сказала, что помнит меня по одиночным выступлениям, по моему танцевальному опыту не в курсе. Этери спросила: «Сможешь раскатать ребят?». Я сказал, что можно попробовать, но в основном я занимался постановками программ. Этери немного скептически отнеслась к моим словам. И еще уточнила: «Ты, конечно, молодец, но сможешь раскатать ребят?». Договорились о встрече. И вот в конце октября я приехал к Этери Георгиевне. Разговор получился. Решили попробовать сотрудничество. Но, учитывая мои предыдущие обязательства, примерно 40-50 процентов своей тренерской деятельности я отдавал «Москвичу», фактически был тогда вторым тренером в группе Юлии Солдатовой. У Этери я занимался первый год только отработкой техники скольжения, ее шлифовкой, поскольку все постановки были уже поставлены. Заодно изучал ребят, из способности и возможности. Также я помогал и Илье Авербуху как человеку, познакомившему меня с Этери. Но постепенно работы прибавлялось. И мне понравилось работать в группе Этери  Георгиевны, и сама Этери положительно оценила мою работу. Да и  с ребятами  группы установились хорошие отношения. Новогоднее шоу 2015 года стало заключительным, где я отработал как участник. Также пришлось мне уйти и из СШОР «Москвич», так как времени на другие проекты у меня уже не было. Уже летом прошлого года я поставил ряд программ, в основном нашим юным спортсменам. Также ставил короткую Адьяну Питкееву. Этери стала мне больше доверять и в итоге предложила перейти на полную ставку и сосредоточиться на работе в ее группе. Я продолжил работать и с Ильей Авербухом. Как хореограф работал вместе с ним, ставили шоу «Кармен» и «Бременские музыканты».

18-2ya_pirat-2

 

— И кому вы поставили программы в прошлом сезоне?
Адьяну Питкееву — короткую программу поставил. Произвольную ставила Марина Зуева. У Полины Цурской была замечательная произвольная «Шахматы», поставленная самой Этери Георгиевной. Я ставил Полине короткую программу. Обе программы подготовил Илье Скирде. Было много постановок у юных наших воспитанников.

ublc5yf2a54-2

 

 

 

— А не много работы?

— Много. В этом году поставил около 40 программ. Но вы знаете, ни один человек в фигурном катании так не работает, как Этери Тутберидзе. Эта ее любовь к фигурному катанию и к своим ученикам вдохновляет не только воспитанников нашей группы, но и нам с Сергеем Дудаковым, глядя на ее отношение к своему любимому делу и занятию, трудно в чем-либо ей отказать, будь это просьбой где-то дополнительно поработать, или что-то другое. Этери чувствует халтуру. Не приемлет равнодушия. Поэтому мы работаем на качество программ. Это самое главное. На первом месте у меня, как и у Этери Георгиевны,  фигурное катание. На личную жизнь время пока хватает.

 

— Как оценила Этери вашу работу?
— В прошлом году важно было показать, что я могу ставить постановки на высоком уровне. И это мне удалось.
— Критика со стороны Этери Тутберидзе была?
— Конечно, мы постоянно совершенствуемся именно через критику. И кто как не Этери, видит наши ошибки. Поэтому всегда благодарен ей за помощь и совет. Но, раз Этери Георгиевна не только снова доверила мне постановку абсолютного большинства программ в группе, н и увеличила число предложенных мне программ — для меня лучшая ее похвала!

 

— Вы поставили в этом году уже 40 программ. Не сложно?
— Вы знаете, мне достаточно легко было ставить программы, так как я имею возможность почти каждый день видеть спортсменов, понимаю их характер, знаю их музыкальные взгляды и жизненные приоритеты.

 

Кому вы в этом сезоне поставили программы?

— Обе программы Алины Загитовой и Ильи Скирды, Полины Цурской, Алексея Ерохова  победителей этапов Кубка России Анны Щербаковой, Дарьи Паненковой и Егора Рухина.

bikl7hxdtao

fwzxqocb0vq-1

6ped6maalqq-1

— А иностранцам помогаете ставить программы?
— Ставлю. Но не самым сильным участникам. Из Турции участнику Юниорского

Гран-при, из Филиппин.
— А чем вы руководствуетесь, когда ставите программы фигуристам, значительно отличающимся друг от друга по уровню мастерства и опыту?

— Для меня главное — программа должна быть качественной и полностью подходить характеру и возможностям спортсмена. Постановка должна быть красивой, и, в то же время, — доступной для исполнителя. Программы должны запомниться зрителям и судьям.

 

— Вы ставили программы показательные?
Да в прошлом году год назад поставил показательную программу на Гран-при России Кубок Ростелеком Адьяну Питкееву. Евгении Медведевой ставил программу показательную для чемпионата мира в Бостоне (США). И уже летом в этом году поставил Евгению программу в Японии по мотивам знаменитого сериала  «Сейлор Мун».  Ее, к сожалению,  не удалось показать в полностью запланированном виде, из-за авторских прав. И сейчас Евгении ставлю новую показательную программу для Гран-при в Канаде.
— О чем она?
— Отвечу так: «Новая показательная программа Евгении Медведевой поставлена на немеркнущую никогда и нигде тема отношений мужчины и женщины».

 

— А не сложно отразить сразу два образа?
— Евгения — великолепный мастер, настоящий профессионал, в ней идеально переплетены трудолюбие и природный талант. Она много работает с Ильёй Авербухом, и я также учился у Ильи, работая у него в шоу и как участник, и как постановщик-хореограф.

 

— Вы ставите постановки только одиночникам. Думаете над постановками для спортивных пар и танцевальных дуэтов?

— Конечно, если будет такая возможность, попробую себя и в работе с парами, и в танцах на льду.

zbgbylc0gdw-1

_3pxc3girxs-1

— Вы в этом сезоне впервые побывали на этапах юниорского Гран-при как тренер? Вспоминали свое участие как спортсмена? Вам легче было на стартах Юниорского Гран-при как воспитаннику  или сейчас как тренеру?

— Признаюсь, больше нравится как тренеру! И если вы видели трансляцию соревнований или смотрели видеозаписи, то обратили внимания, что я стараюсь быть уверенным, улыбаться и поддерживать ребят. Главное – надо давать воспитанникам позитивные эмоции и подбадривать их при любом результате.

 

 

— Как здоровье Алексея Ерохова?

— Все в порядке. Он уже завершает восстановление и примет участие ив четвертом этапе Кубка России в Казане  (7-11 ноября).

 

— Кто примет старта в Кубке Росси в третьем этапе Кубка России в Перми?

— Анна Щербакова, Егор Рухин, Екатерина Митрофанова и Алина Загитова.

 

— Вы также поедете на Кубок России, как и на предыдущие старты – этапы Юниорского Гран-при и Кубка России?

— Нет, в этот раз с  воспитанниками группы в Перми будет Сергей Викторович Дудаков. А я поработаю над шлифовкой исполнения программ в Москве.

 

— У вас есть тренерское разделение внутри группы?

— Этери Георгиевна говорит, что у нас единый коллектив, дружная команда единомышленников. Мы все занимаемся и техникой скольжения и отработкой прыжковых элементов, и ездим со спортсменами.

yexej0bpyu0-1

— Вы работаете вместе с мамой в группе Этери Тутберидзе? Дома обсуждаете рабочие моменты?

Конечно, продолжаем наше общение и в домашнем режиме. И работаем также. Я, например, просматриваю музыкальные видеозаписи и слушаю аудио композиции. Я себе ставлю цели – никогда не повторяться в подборе музыкальных произведений для постановок. Если что-то и повторяется, то существенно обновляю старые постановки.

 

Ссылка на «Спорт Изнутри» Алексея Зубакова обязательна.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ