krasnov

 

Свое мнение о предстоящей отчетно-выборной конференции Федерации тяжёлой атлетики России, кандидатах на пост президента ФТАР и переносе конференции  спортивному аналитику Алексею Зубакову высказал многолетний тренер четырёхкратной чемпионки мира, шестикратной чемпионки Европы, серебряного призёра Олимпийских игр-2012 Татьяны Кашириной заслуженный тренер России Владимир Краснов.

 

— Владимир Станиславович,  ваше мнение по предстоящей отчетно-выборной конференции Федерации тяжелой атлетики России? Из трёх кандидатов, выдвинутых на должность президента Федерации тяжелой атлетики России, кого поддерживаете на выборах?

— Я вижу единственного кандидата, который, на мой взгляд, сейчас в состоянии  спасти отечественную тяжелую атлетику. Это президент Фонда «Гераклион»,  председатель попечительского совета Федерации тяжелой атлетики России Сергей Александрович Еремин.  Только он один из всех лиц, заинтересованных в сохранении и развитии отечественной  тяжёлой атлетики России, не только желает, но и способен, учитывая финансовые возможности, предпринять все реальные действия по спасению  ФТАР.  И нам нужно смело принять руку его помощи, а не отталкивать практически единственного  человека, готового  понести огромные  затраты ради любви к тяжелой атлетике, без какого-либо лоббирования своих личных интересов.

 

— Многие говорят, что Сергей Ерёмин — очень жёсткий человек.

— Здесь внесу важное уточнение. Жёсткий – да, но не человек, а руководитель. Как человек Сергей Александрович Ерёмин – справедливый и чуткий к проблемам спортсменов и тренеров, неравнодушный к той ситуации, в которой не по его вине оказалась российская тяжёлая атлетика. Я  вижу, как он работает. И обратил внимание на чёткую организацию  и строгую дисциплину в деятельности его Фонда и смежных спортивных организаций. Разве может быть минусом то, что Сергей Ерёмин поднял с абсолютного нуля российский кроссфит, расширив его и приблизив к российской реальности, создав Федерацию функционального многоборья.  Сергей Ерёмин — человек дела. Если что-то обещает, выполняет  в полном объеме, но и от других требует того же. Вот эта жёсткая дисциплина и пугает некоторых спортсменов и тренеров.  Но сейчас только так и можно объединить всех спортсменов. В сегодняшней ситуации заниматься по-другому уже нельзя. Еще до чемпионата мира-2015  к нам в Рузу на сбор  российской команды по тяжелой атлетике дважды приезжал министр спорта РФ Виталий Мутко. Виталий Леонтьевич предупреждал, говорил: «ребята будьте аккуратнее,  смотрите, какие добавки принимаете, лишний раз проконсультируйтесь с врачами сборной». И что произошло во время чемпионата мира в американском Хьюстоне? Не надо говорить о какой-либо преднамеренной акции. Татьяну Каширину постоянно проверяли в США.  И во время чемпионата мира, и ранее, во время соревнований «Арнольд Классик». И все нормально. Что случилось в американском Хьюстоне с несколькими другими нашими спортсменами, вы знаете. И понятна та резкая и негативная реакция министра спорта России на ситуацию с тяжёлой атлетикой.  А проблема здесь проста  —  в отсутствии должного контроля за личными тренерами и самими  спортсменами. Руководству ФТАР и сборной России нужно быть более жестким и не допускать никакой самостоятельности и самодеятельности. Вот в этой актуальной на сегодня жёсткости  — одно из сильных преимуществ Ерёмина, а не его недостаток.

7ak3ntk_gls

— А разве нет сейчас дисциплины в  сборной команде?

— Нет, к сожалению. Нет четкой организации, и процветают в ряде вопросов, в том числе в подготовке основной команды,  бардак и анархия. Хочу — занимаюсь индивидуально, хочу — в команде, а могу — и пропустить сборы. И не готовиться. Так нельзя. Особенно сейчас. Нужно работать командой ради общих интересов.  Экс-президент ФТАР Сергей Александрович Сырцов — и спортсмен сильный, призер Олимпийских игр, и человек неплохой.  По-доброму относится к спортсменам и тренерам.  Но не было у бывшего президента федерации  решительности, четкости в позиционных решениях, и такого качества, как жёсткость. Да, и с Международной федерацией тяжелой атлетики (IWF) произошло осложнение отношений в последние годы его руководства ФТАР. Что там произошло, мы не знаем. Но в том же 2013 году мы с Татьяной Кашириной встречались в составе группы сборной России с президентом IWF Тамашем Аяном. Очень доброжелательное отношение. Наоборот, мы видели заинтересованность в России.

 

— Но Сергей Сырцов не стал участвовать в новых выборах. Кроме Сергея Ерёмина, в президенты ФТАР баллотируются Максим Агапитов и Вячеслав Клоков.

— Здесь смотрим второе важнейшее направление, которое может спасти не только саму ФТАР, но и всю нашу тяжелую атлетику. Первое я уже отметил — установление чёткой дисциплины, жесткой организации деятельности и строгой ответственности при принятии решений. Второе – это финансовая составляющая. Кто заплатил  штраф за ФТАР  из трёх кандидатов. Штраф очень немалый – 250000 долларов. Агапитов или Клоков? Нет, только Еремин.  Кто провел турнир ведущих российских тяжелоатлетов, организовав его за рекордно короткий срок  после принятия решения об отстранении сборной России по тяжёлой атлетике в полном составе от Олимпийских игр? Опять, Сергей Александрович Ерёмин.

Отлично понимаю, почему Сергей Ерёмин не захотел оставаться главой попечительского совета федерации, без какого-либо влияния на деятельность ФТАР. Ему нужна твердая гарантия, что инвестированные деньги будут расходоваться целенаправленно и без нарушений финансовой дисциплины. Гарантия может быть одной — только в собственном  управлении финансами. Поэтому Сергей Ерёмин пошёл на выборы президента ФТАР, чтобы обеспечить гарантированную и целенаправленную финансовую помощь, а не выбрасывать деньги на ветер. Вячеслав Клоков много сделал на посту президента ФТАР в конце 90-х годов. Но  сейчас совсем другое время. Он рассчитывает на региональные бюджеты, как объявил в своей программе. Но сейчас в местных бюджетах пустота, и  оттуда никаких финансовых потоков не будет. А личных средств, в век коммерциализации мировой тяжелой атлетики, на содержание ФТАР у Вячеслава Ивановича нет.  По Максиму Агапитову  жестче скажу. Максим Октябринович будет пытаться решать свои интересы и для продвижения своей фирмы, связанной с тяжёлой атлетикой.

 

—  А еще есть преимущества кандидатуры Сергея Ерёмина?

— Конечно. Например, одно из основных преимуществ Сергея Александровича, — это возобновление диалога между ФТАР и IWF. Не уверен, что доктор Аян сейчас пойдет на такой же, во многом доверительный, контакт с другими кандидатами на должность президента ФТАР.

 

— Оппоненты Сергея Ерёмина  заявляют, что он ставит себе целью подмять тяжёлую атлетику новомодным кроссфитом.

— Нет, Сергей Александрович Ерёмин прекрасно понимает главенство и основную роль среди всех смежных видов именно тяжелой атлетики. Я полностью согласен с его мнением, что кроссфит, или созданный под российскую реальность такой вид спорта, как функциональное многоборье, наоборот, поможет оживить тяжелую атлетику и придаст ей планомерное развитие. Моя воспитанница Татьяна Каширина участвовала в соревнованиях «Арнольд Классик» в США. Мы видели огромную популярность кроссфита, и понимаем, что проведение в России подобных стартов, как СПАРТивные  игры, сможет увеличить зрелищность тяжелой атлетики, борьбы, функционального многоборья и других смежных дисциплин. Мы с Татьяной видели, какой ажиотаж был на турнире участников сборной России по тяжёлой атлетике Гран-при «Гераклион» — Путь к Олимпу». И большая роль в таком зрительском интересе принадлежит функциональному многоборью, так как тяжелоатлетический старт  прошёл в рамках СПАРТивных игр – грандиозного ежегодного праздничного фестиваля российского кроссфита, организованного президентом Фонда «Гераклион» Сергеем Ерёминым.

 

— А как вы относитесь к переносу отчетно-выборной конференции ФТАР с 29 сентября на 22 ноября.

— Это идеологически — и тактически, и стратегически — неверное решение. Нужно еще проверить его правомочность. Разговоры разные ходят, как проходило голосование. Чуть ли не в телефонном режиме. Этот перенос ничего хорошего российским тяжелоатлетам не даст. Все сейчас в ожидании. Особенно спортсмены, поскольку они находятся в самой сложной ситуации, так как не знают своего будущего. Деятельность  Федерации тяжелой атлетики России будет ещё на два месяца парализована, работая без официально выбранного руководителя, обладающего всей полнотой власти. Узурпация власти на временный срок без каких-либо финансовых и административных рычагов отдаляет нас от позитивного будущего. Да, и министр спорта России Виталий Мутко со своей идеей отзыва аккредитации ФТАР тоже может устать ждать. Как и президент Международной федерации тяжелой атлетики Тамаш Аян.  Как игра, типа,  «у кого быстрее сдадут нервы».

 

Ссылка на СПОРТ Аналитика – Портал Алексея Зубакова обязательна.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Чтож , если Сергей Ерёмин откажется, что будут делать? Человек пытается что то сделать. Деньги дает. Зачем эти подковерные маневры.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ