ZURICH, SWITZERLAND - AUGUST 16: Bronze medalist Sergey Litvinov of Russia celebrates after the Men's Hammer final during day five of the 22nd European Athletics Championships at Stadium Letzigrund on August 16, 2014 in Zurich, Switzerland. (Photo by Ian Walton/Getty Images)

 

A picture taken on June 5, 2016 shows Russia's hammer thrower Sergey Litvinov talking to the media during a track an field meet in Zhukovsky, outside Moscow. As hammer thrower Sergey Litvinov tries to prepare for the Rio Olympics, Russia's suspension from international athletics competitions over alleged state-sponsored doping is proving a real pain in the glute. / AFP PHOTO / VASILY MAXIMOV / TO GO WITH AFP STORY BY Gabrielle Tétrault-Farber

TL8k2MiNfII

Собеседник рубрики «Особое мнение» спортивного аналитика Алексея Зубакова – участник сборной команды России по легкой атлетике, сильнейший российский метатель молота Сергей Литвинов.

 

— Сергей, я уважаю вас за ваш нестандартный взгляд на проблемы российского спорта и за спортивные достижения, но вас называют приверженцем западного взгляда на отечественную легкую атлетику. Поэтому  удивительно, что согласились пообщаться со мной. Тем более меня называют ультра-патриотом России.

— Алексей, я отлично понимаю Вас. Вы человек, болеющий за российский спорт, очень близко переживающий за судьбы российских спортсменов. Признаюсь, именно из ваших материалов узнаю новости по другим видам спорта. С удовольствием читаю их. В то же время и вы прекрасно знаете, что никакой я не «западник». Более того, в Германии меня наоборот называли агентом Кремля. А сейчас, в России, есть мнение у некоторых людей, что приехал уничтожать российскую легкую атлетику. Я просто не скрываю свои мысли и говорю их вслух. Но некоторые люди видят в них совсем отличное от того, что высказываю и имею в виду.

 

— Но вы написали открытое письмо президенту Международной ассоциации легкоатлетических федераций Себастьяну Коу, где говорите о выступлении в Германии…

— Здесь также неправильная трактовка  и даже искажение моих слов. Я говорил только о тренировках. В то же время я написал Коу, куда я могу уехать из России, если здесь моя семья и мой тренер. Я не для того переехал в Россию, чтобы снова уезжать и  предавать свою Родину. Я русский человек, и, также, как и вы, люблю Россию.  Скажу четко и ответственно –  не отказываюсь от российского гражданства. Другое дело, на международных стартах мы будем выступать как нейтральные спортсмены, поскольку не сможем юридически представлять дисквалифицированную ВФЛА.  Но на Олимпийских играх мы представляем Россию, так как выступаем от имени Олимпийского комитета России.

 

—  Но вы заступаетесь за Степанову, предавшую отечественную легкую атлетику.

— Отвечу так, каждый делает свой выбор. Мы не можем судить Юлию Степанову, не зная всех обстоятельств ее сложного выбора. Она понимала, что с  таким клеймом ей будет очень сложно жить везде, не только в России, но сделала осознанный выбор. Я, кстати, никогда бы  на такое не пошел. Однако не Степанова виновата во всей ситуации.

 

— А кто виноваты? Российские легкоатлеты?

— Нет, российские легкоатлеты  ни в чем не виноваты. Наоборот, они стали жертвой сложившейся ситуации. Виновато руководство Всероссийской федерации легкой атлетики и ее аппарат. Причем не только бывшие функционеры, но и нынешние. Именно спортивные функционеры, включая министра спорта России и руководство ВФЛА, должны нести персональную ответственность за ситуацию в российской легкой атлетике.

 

— То есть  спортсмены не виноваты? А как же те, кто нарушал антидопинговое законодательство?

А их разве много? Их меньшинство. Смотрите, сколько проб в этом году было взято, и каков результат. Нет у нас такой огромной системы применения допинга, как ее рисуют на Западе. Но и умалчивать, и прятать проблемы было нельзя. Спортивные чиновники слишком поздно спохватились и начали лихорадочно исправлять ситуацию, но, делая это слишком размыто, что не устроило ИААФ. Возможно, спортивным функционерам нужно было начинать перестраиваться, в первую очередь, с самих себя.

 

— Но вы критикуете российских ходоков, которые, как и вы представляете Республику Мордовию.

— Опять неверно. Я не критикую этих ребят и девочек. Они всего себя отдают спортивной ходьбе.  Да и Виктор Чёгин был очень предан спорту и своим спортсменам. Но проблема в другом. Нужно было быстро реагировать и не ждать тупиковой ситуации, а Чёгину  вовремя, еще в 2014 году уйти из спорта. Еще раз я не считаю, что наша российская команда состоит из допингеров.  Были случаи дисквалификации. Но в основном это относится к прошлым годам.  В последние годы многое поменялось.  В первую очередь усилиями самих наших спортсменов. Но почему ВФЛА не смогла объяснить ИААФ очевидные плюсы и не сделала на них акцент, для меня остается загадкой. Естественно, именно политика спортивного руководства не понравилась ИААФ. А крайними оказались спортсмены.

 

— Вы попросили Коу разъяснить правила критериев участия в Олимпийских играх индивидуальных российских спортсменов.

— Да, надеюсь, смогу получить ответ. Сейчас ИААФ тоже увлеклась ситуацией и совершает серьезную ошибку, ограничивая участие в Олимпийских играх конкретных российских спортсменов. Конфронтация ИААФ и российской легкой атлетики не улучшит, а приведет к дальнейшему  усугублению ситуации. Нужен четкий и взаимоуважительный диалог именно российских спортсменов (а не руководства дисквалифицированной ВФЛА)  и ИААФ. Об этом я и постарался донести президенту ИААФ Коу.

 

— Ваше предложение, как выйти из кризиса в российской легкой атлетике?

— Выход из кризиса есть.  ИААФ нужно отказаться от амбиций отрицания всей отечественной легкой атлетики и пойти на компромиссное решение по российским  легкоатлетам. Иначе может произойти резкое усиление конфронтационных отношений. Надеюсь, на здравый смысл руководства ИААФ.

Ссылка на Спортивный портал Алексея Зубакова обязательна.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ