[:ru]ikunin.ru lFpAED9fBb0


В фигурном катании стала востребованной специальность педагога по актерскому мастерству. О новой для фигурного катания профессии спортивному аналитику Фонда «Социальных и гуманитарных инициатив им. Виктора Прокопьевича Смольникова» Алексею Зубакову рассказала пионер этого направления в России, актриса театра и кино Маргарита Бугаева.

— Маргарита, вы стали одним из первых специализированных педагогов по актерскому мастерству в российском фигурном катании…
— Совершенно верно. Но акцентирую именно на специализированном обучении актерскому мастерству на постоянной основе. Ранее было принято приглашать специалистов пот актерскому ремеслу на временной основе под конкретные программы. А я с 2014 года стала работать в команде Артура Дмитриева постоянно. И пусть скажу немного нескромно, но есть и моя лепта в зрительском успехе произвольной программы Кристины Астаховой и Алексея Рогонова.

— Расскажите свою творческую историю, как пришли к этой специальности?
— С удовольствием расскажу. Все началось с моего увлечения хореографией. Уже в 6 лет уговорила маму отвести меня в хореографическую студию при (Омском Государственном Музыкальном театре). И 9 лет посвятила постижению основ хореографии. Но этим не ограничилась, и также поступила и в музыкальную школу, в которой училась 7 лет. Эти семь лет училась в строго определенном автоматическом режиме. Каждый день общеобразовательная школа, через день хореографические занятия и музыкальное обучение по классу фортепьяно.

 

— Не слишком много занимались с детских лет? Свободное время было?
— Было. Все просто — научилась контролировать свой график, везде и во всем успевала. И это очень здорово сейчас помогает организовывать свое расписание.

— Потом был театр в родном Омске.
— Да, сначала в 14 лет поступила в Омский Драматический Лицейский театр. Мы будущие актеры шлифовали свое мастерство в учебных, но приближенных к профессиональным, театральных постановках. Основными целями деятельности театра стали формирование и удовлетворение потребности детей разных возрастов в освоении основ сценического искусства, знакомство с истоками и достижениями отечественной театральной культуры, воспитании театрального зрительского вкуса и основ актерского сценического творчества. Четыре года очень серьезной работы. Практически все выпускники Лицейского театра стали профессиональными актерами, выступают на театральных подмостках не только Омска и других российских регионов, но и работают в Москве, в Театре имени Евгения Вахтангова и «Сатириконе» и других московских театральных учреждениях. Лицейский театр подготовил меня к сцене и дал путевку в профессию. Затем я поступила Омский Государственный Университет им. Ф.М.Достоевского на «Актерское отделение». Стала актрисой Омского государственного драматического «Пятого театра» и проработала там почти десятилетие.

 

— А были любимые роли?
— Региональный театр отличается от московского. В Москве актеры иногда месяцами ждут роли, и исполняют одну-две роли в месяц. Большое время идет на съемки в художественных фильмах, сериалах, участию в концертах, телепередачах, интервью и так далее. В Омске в среднем актер занят в 15-20 спектаклях ежемесячно. Приходим в 11 утра в театр и уходим в 11 вечера. Постоянно совместно всем коллективом обсуждаем каждый спектакль. Поэтому ролей было много, все разноплановые, и я не разделяла их на любимые и не очень.

— Но потом у вас возник перерыв.
— Да, по семейным обстоятельствам я переехала в Москву, и, признаться, решила отдохнуть от театра. Заодно попробовала себя как актриса кино. Открыла для себя и кинематограф.

А как фигурное катание появилось в вашей жизни?
— Как-то пришла на каток, увидела фигуристов, стала смотреть, как они выступают, и сама для себя обратила внимание на автоматическом уровне на то, как спортсмены себя подают, держатся на льду и выполняют элементы. Естественно, как обладающий актерским мастерством человек, не могла не заметить много ошибок в позиционировании тем или иным спортсменом себя перед зрителями. Потом увлеклась просмотрами. Стало самой интересно принять участие в процессе подготовки спортсменов.

— Ваш первый опыт – это были занятия в группе Артура Дмитриева.
— Да, Артур предложил попробовать. Первый опыт оказался успешным, и решили постоянно сотрудничать.

 

 

— У Артура вы работали с Кристиной Астаховой?
— Не только. И с Кристиной Астаховой, а также в меньшей степени, и Алексеем Рогоновым. С Максимом Бобровым занималась. Вои сейчас работаю с Максимом и его новой партнершей Лизой Ботяковой. Также работаю и с другими юниорскими парами Артура Дмитриева. В частности, активно занимаюсь с перспективной спортивной парой — Елизаветой Мартыновой и Романом Запорожцем.

— А с другими тренерскими группами сотрудничаете?
— Конечно, например, очень плодотворно и интересно работать с группой Анны Царевой. Много занимаюсь с Аней Погорилой, и очень большой интерес к обучению проявляют родители и сами юные фигуристы младших возрастных групп. Также проводила индивидуальные упражнения в группе Сергея Доброскокова. С двумя девочками. Ну и танцы не обошла стороной. Консультирую дуэты в группе Ксении Румянцевой, в частности, занималась с дуэтом Алла Лобода / Павел Дрозд. И даже со сборной юниорской США поработала. Американцы провели два занятия, записали на видео мои уроки и были расстроены малым временем, выделенным для обучения.

 

— Что можете сказать о ваших учениках по актерскому мастерству?
— Они все талантливы, и работать было интересно во всем. Например, Кристина Астахова – очень целеустремленная девочка, спокойная, стабильная, без эмоциональных перепадов. Или Анна Погорилая. Очень активная девочка, любознательная, увлекающаяся, эмоционально подвижная. Дуэт танцоров на льду Алла Лобода / Павел Дрозд — очень многообещающие спортсмены. Здесь лидер Павел, но и Алла старается ему не проигрывать и стремится к самосовершенствованию.

— А меняющий партнерш Максим Бобров?

— Максим Бобров — очень артистичный в эмоциональном плане молодой человек. Ему немного не везет. Возможно, он слишком требователен во взаимодействиях с партнершами. Но Максим ищет свою принцессу. И я уверена, у него все получится, будем надеяться уже с нынешней партнершей — Елизаветой Ботяковой.

y6vyVRh0ZMU VX3dTXUFEZI QcZT7oC3DpM d869J4PwffU CijqXnDLUVI

Фотограф — Дмитрий Икунин   ikunin.ru

— А как вы работаете с такими разными в эмоциональном отношении людьми?
— На основе нескольких лет работы с представителями всех дисциплин фигурного катания, мною разработана своя методика работы с фигуристами. Объединяющая различные техники и тренинги, с учетом особенностей самого фигурного катания. И это не случайный набор уроков, а целая система. Она позволяет решить несколько задач. Это отработка стрессовых ситуаций на льду во время выступлений. Спортсмены в зале имитируют свое выступление, воссоздают программу, выполняя основные элементы, и даже прыжки, а я им мешаю. Отвлекаю, бросаю разные предметы на пол, рассказываю веселые истории, выключаю свет. Ребята смеются. Но работают, и, в этой положительной атмосфере, и удается смоделировать непредвиденные ситуации в ходе соревнований. Это, кстати, очень помогает в случае, когда случаются падения. Зачастую бывает после первого падения т от или иной фигурист теряется, и начинается волна ошибок, в отличие от зарубежных соперников элитного уровня. Вспомним, как Юдзуру Ханью откатал с забинтованной головой после падения. Или такая ситуация, как остановка музыки во время выступления наших замечательных фигуристов Ирины Родниной и Александра Зайцева. С какой уверенностью и бесстрашием справились с форс-мажорной ситуацией наши легендарные фигуристы. Поэтому стараемся научить ребят и девочек уходить от его величества страха. Да и присущий многом спортсменам предстартовый страх  учимся преодолевать на наших занятиях. Также рассматриваем личные, жизненные истории. И я сама, и мои ученики делятся реальными историями из жизни, и мы совместно ищем правильные ответы, находим решение, как поступить в конкретной ситуации. Еще один момент. Ребята снимают лишнее напряжение. Они и заодно учатся делиться историей на льду в бессловесном варианте, чтобы у них возникло непреодолимое желание поделиться своей историей, во чтобы то ни стало. Следующий момент. Это борьба с перехлестом эмоций. Как мы с ним справляемся? Обычным путем. Мы выплескиваем эмоции наружу в зале, на моих занятиях. То есть разрешаю ребятам кричать, смеяться, плакать по-настоящему, без притворства, если есть основания. Также бросаем предметы. Сбрасываем негатив на полную катушку. Я работаю, как с индивидуальными спортсменами, так и группами в полном составе (группы Артура Дмитриева и Анны Царевой). Практикую в случае работы со спортивной парой или танцевальным дуэтом и так называемое «парное взаимодействие».

— Чего не хватает, на ваш профессиональный взгляд, российским представителям фигурного катания в плане актерского мастерства?
— У многих нет развития актерского мастерства. Внутри есть. А внешне не выходит. Например, у наших ребят-одиночников одна из главных проблем – это отсутствие четкого плана действий. Создается впечатление, что ребята не знают, что делать в тот или иной момент со своими эмоциями. Они тратят их на те же социальные сети. А возможно, стоит просто послушать музыку или посмотреть фильм. У многих одиночников есть излишек эмоций. И не спортсмен руководит эмоцией, а эмоция руководит спортсменом. А необходимо сохранять «холодный» разум. Бывает и обратные примеры – нехватка этих же эмоций. Здесь нужна золотая середина, и моя задача — найти у спортсмена или спортсменки эту середину, направить их энергию, их эмоции, их переживания на позитив. Еще один момент. Это своего рода маска. Спортсмен выступает с каменным лицом, изображающим эмоции, имитирующим их. И это притворность сразу видна судьям, что отражается на их субъективном мнении при оценке уровня компонентов фигуристов. А на моих занятиях мы от этого автоматизма уходим и наполняем каждый жест, каждый поворот головы смыслом. Никогда не говорю: «здесь улыбайся, а здесь нахмурься!» Всегда обсуждаем, почему именно в этом месте персонаж счастлив, а в другом моменте скорбит. Ребята сами включаются в процесс и начинают фантазировать, придумывать на ходу. Им это очень интересно. Или из года в год идут один и те же эмоции, показываются похожие образы, которые рано или поздно надоедают и зрителям, и судьям.

 

 

— А вы хотели бы поработать с мужчинами–одиночниками?
— Конечно, хочу. Я открыта для консультаций, работаю в Беляево на катке «Хрустальном». Мне было бы очень интересно поработать с нашими мужчинами-одиночниками в повышении их актерского мастерства. Поверьте, мне есть, что им сказать, чтобы повысить уверенность в завтрашнем дне.

 

При перепечатке ссылка на Фонд «Социальных и гуманитарных инициатив им. Виктора Прокопьевича Смольникова» обязательна.

 

 

[:]

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ