[:ru]index

25-26 апреля в Будапеште прошли слушания Международной федерации тяжелой атлетики. По результатам слушания было приняты решения о дисквалификации четырех российских тяжелоатлетов. Алексей Ловчев (весовая категория свыше 105 кг), Алексей Косов (до 94 кг), и Ольга Афанасьева (до 69 кг) дисквалифицированы за нарушения антидопингового законодательства на четыре года, Ольга Зубова (до 75 кг) – на восемь лет. Алексей Ловчев готовит исковое заявление в Спортивный арбитражный суд в Лозанне  в связи с полным отрицанием своей вины. Эту информацию спортивному аналитику Фонду «Социальных и гуманитарных инициатив им. Виктора Прокопьевича Смольникова» Алексею Зубакову прокомментировал президент Федерации тяжелой атлетики России Сергей Сырцов.

— Действительно, мы получили уведомление о дисквалификации  российских тяжелоатлетов. Не буду скрывать, мы шокированы заключением по результатам слушаний. У нас нет вопросов по решениям, принятым в отношении трех спортсменов Алексея Косова, Ольги Афанасьевой и Ольги Зубовой. Тем более Федерация тяжелой атлетики России получила официальное заявление Ольги Зубовой о прекращении спортивной карьеры.
Но нас откровенно удивило странное решение по Алексею Ловчеву. Кстати, именно из-за недоверия к антидопинговой системе и бесполезными большими финансовыми  затратами отказались проводить вскрытие проб «Б» остальные российские тяжелоатлеты.

— Что вас удивило в  решении по делу Алексея Ловчева?

— Нас удивила  вся процедура допинг-контроля, начиная со взятия допинг-тестов в Хьюстоне и до принятия решения Международной федерации тяжелой атлетики. Начнем с момента вскрытия допинг-пробы «А».  Из полученной нами документации выяснилось, что во время вскрытия проба «А» была проанализирована не один раз, а четыре. И только четвертый анализ  и дал «нужный» представителям допинг-службы результат.  Много вопросов было выявлено после вскрытия пробы «Б», на котором присутствовал Алексей Ловчев и два его представителя (юрист Артем Пацев и специалист по биомедицинской химии Артур Копылов).

— Какие предложения Алексей Ловчев и его представители делали в адрес Международной федерации тяжелой атлетики?

— Мы предложили Международной федерации провести еще одно, повторное вскрытие пробы «Б» в любой иной лаборатории, кроме монреальской. Но получили отказ  и нас уведомили, что это невозможно, и что материалы анализов были просмотрены  в Кельнской антидопинговой лаборатории.
Хотя в 2011 году, после чемпионата Европы в Казани, все пробы, проанализированные в Московской антидопинговой лаборатории, были взяты Международной федерацией тяжелой атлетики и направлены для  повторного вскрытия в кельнскую антидопинговую лабораторию.

— Как относитесь к подаче Алексеем Ловчевым иска в Спортивный арбитражный суд в Лозанне?

— Мы полностью поддерживаем решение Алексея Ловчева идти до победного конца и использовать свои процессуальные права спортсмена.  Надеемся на положительный результат судебного разбирательства.

 

При перепечатке ссылка на Фонд «Социальных и гуманитарных инициатив им. Виктора Прокопьевича Смольникова» обязательна.[:]

2 КОММЕНТАРИИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ